Хонка: прованс в Переделкине.

Бизнесмен Александр Львовский о своем доме в писательском поселке, романтике старых дач и привычке к перемене мест.

 

Генеральный директор московского представительства компании «Росса Ракенне СПб» (Honka) Александр Львовский вместе с женой и четырьмя детьми живет в писательском поселке Переделкино круглый год и не думает возвращаться в город — здесь есть все, что нужно. — Когда вы обзавелись этим домом? — Я перебрался сюда с семьей три года назад из Ново-Переделкина. Наш дом интересен тем, что он был построен финнами после Великой Отечественной войны по репарации. В Переделкине всего 10 таких домов. Они действительно уникальны, таких больше нигде и никогда не делали. Этот дом был построен в 1953 году, первым хозяином был писатель Александр Авдеенко. При строительстве использовались в основном качественные финские материалы. Мы и сегодня нередко находим финские детали, штампы. Несмотря на то, что дому уже больше шестидесяти лет, он до сих пор в отличном состоянии. — Тем не менее пришлось немало поработать, чтобы приспособить дом к современной жизни? — Мы старались сохранить те архитектурные, конструкторские решения, которые были характерны для этих домов и в свое время считались самыми передовыми в дачном строительстве. Здесь две огромные террасы, одна открытая, другая закрытая, что редкость для российской дачной архитектуры. На втором этаже просторная студия с балконом. Вообще в доме много свободного пространства, предполагающего свободную планировку. Это одно из его важнейших преимуществ. Кроме того, здесь большая площадь остекления, что было главным достоинством нашего бывшего дома в Ново-Переделкине, который для нас спроектировало бюро «Цимайло, Ляшенко и партнеры». Здесь всего шесть комнат, одну пришлось переоборудовать в учебный класс для детей — мы называем ее «лесной школой». В другой сделали игровую комнату — в ней есть все, что нужно ребенку для счастья: батуты, лестницы, игрушки и много чего еще. Единственное кардинальное изменение, которое мы себе позволили, — убрали потолки, оставив открытые балки, чтобы увеличить пространство и впустить как можно больше света. Получилась хулиганская смесь старой советской дачи и типичного домика в Провансе. Ремонт делали сами, не обращаясь к дизайнерам, поскольку стремились максимально сохранить прежнюю обстановку, романтику старой советской дачи. — А как же интерьер? — В интерьере тоже многое сохранилось. Например, финская печка, которая обогревала дом и на которой готовили. Понятно, что сейчас она не используется по назначению, зато украшает гостиную. От прежних хозяев остались старые стулья, серванты и еще кое-что из мебели середины прошлого века. Мы ни в коем случае не хотим менять ее на современную — в таком доме она будет выглядеть не вполне уместно. — Но что-то из современного обихода в доме есть? — Разве что бытовая техника. Вся современная мебель перекочевала в наши другие дома. Здесь мы живем, как будто в прошлом веке, и это ни с чем не сравнимое удовольствие. И потом, любая современная вещь сегодня очень быстро устаревает, так что проще вообще ни за чем не гнаться и жить среди вещей, проверенных временем. — Какое место в доме вам дороже всего? — Студия с балконом на втором этаже, о которой я говорил. В свое время этот дом снимали самые разные люди, и до того, как мы сюда въехали, в этой студии была мастерская одного замечательного художника. Для меня очень важна память места, поэтому, если нужно о чем-то подумать или просто побыть в одиночестве и расслабиться, всегда поднимаюсь сюда. — Ваш предыдущий дом был совсем другим — современным, минималистичным, оборудованным по последнему слову техники. И вот вы сменили его на классическую советскую дачу. Разочаровались в современной архитектуре? — Прежний дом был действительно прекрасен. Более того, он собрал множество призов на архитектурных конкурсах, публиковался в журналах. Но мне захотелось чего-то другого. Минимализм преобладает и в этом доме, как ни странно. Просто это другой минимализм, не подчеркнуто холодный и технологичный, а скорее пространственный. Конечно, переехав сюда, мы потеряли в функциональности и технической оснащенности дома, но взамен приобрели ощущение причастности к истории и умение ценить простоту. И потом, для меня этот дом — лишь очередной шаг. Какое-то время поживем в таком непривычном для нас стиле, потом будет что-то еще. Я вообще склонен к перемене мест. Главное — не возвращаться в Москву, хотя, кажется, она сама меня преследует: стоило мне поселиться в Ново-Переделкине, а теперь и в Переделкине, как эти территории вошли в состав Москвы. Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/friday/article/2014/05/30/39391

Write a comment

Comments: 0